«Гнесинская пауза»

Выпуск №3 (февраль 2017)

5 февраля в Московском международном Доме музыки состоялся музыкальный марафон «День Баха». Он состоял из двух концертов: на дневном выступили учащиеся, педагоги и выпускники школы, а на вечернем – ансамбль «Gnessin Baroque» и камерный оркестр «Гнесинские виртуозы».

В связи с этим событием предлагаем вспомнить наиболее известных исполнителей музыки И.С. Баха.

 

Гленн Гульд

 

Его индивидуальность сказывалась решительно во всем – и в репертуаре, и в трактовке, и в технических приемах игры, и даже во внешней манере исполнения. Основу репертуара Гульда составляли произведения Баха, Бетховена, а также немецких экспрессионистов XX столетия (А. Берга, А. Веберна). Его исполнение отличается ясностью и определенностью воплощения, точным и безупречным пианистическим мастерством: ровной звуковой линией (в особенности в пиано и пианиссимо), ажурной, насквозь «просматриваемой» полифонией.

В пианизме Гульда своеобразно всё, вплоть до приемов. Своеобразна его чрезвычайно низкая посадка. Своеобразна его манера дирижировать свободной рукой во время исполнения. Не менее своеобразным было и его решение оставить концертную деятельность и посвятить себя грамзаписи.

В начале этого периода он работал плодотворно и интенсивно, новые пластинки появлялись почти ежегодно, но общее число их невелико. Значительную часть его записей составляют произведения Баха: шесть партит, концерты (ре мажор, фа минор, соль минор), Гольдберг-вариации и «Хорошо темперированный клавир», двух- и трехголосные инвенции, Французская сюита, Итальянский концерт, «Искусство фуги»... Здесь Гульд выступает своеобразнейшим музыкантом, как никто другой слышащим и воссоздающим сложную полифоническую ткань баховской музыки, с огромной выразительностью, с высокой одухотворенностью. Каждой своей записью он снова и снова доказывает возможность современного прочтения творчества Баха, без оглядок на исторические прототипы, без возвращения к стилистике и инструментарию далекого прошлого.

 

Ферруччо Бузони

 

«Он не довольствовался тем, что благодаря своему несравненному уху, феноменальной непогрешимости техники и громадным знаниям накладывал свою печать на исполняемые произведения. И как пианиста, и как композитора его более всего манили еще нехоженые тропы.  С первых же тактов вы чувствовали себя перенесенным в мир идей высокодуховного происхождения. Поэтому понятно, что поверхностно воспринимающая — самая многочисленная, без сомнения, — часть публики восторгалась лишь абсолютным совершенством техники мастера. Там же, где эта техника не проявлялась, артист царил в великолепном одиночестве, окутанный чистым, прозрачным воздухом, подобный далекому богу, на которого не могут оказать никакого действия томления, желания и страдания людей» (В. Кемпф).

 

Святослав Рихтер

 

Рихтер всегда любил, мгновенно и полностью преобразившись, увести слушателя в мир тихих, отрешенных звукосозерцаний, музыкальных «нирван», сосредоточенных раздумий. В тот таинственный и труднодоступный мир, где все сугубо материальное в исполнительстве — фактурные покровы, ткань, вещество, оболочка — уже исчезало, растворяясь без остатка, уступая место лишь сильнейшему духовному излучению. Таков у Рихтера мир многих прелюдий и фуг из «Хорошо темперированного клавира» Баха.

 

Самуил Фейнберг

 

Профессор В.А. Натансон, ученик С.Е. Фейнберга, подчеркивает: «Художник интуитивного склада, он придавал большое значение непосредственному, эмоциональному восприятию музыки. Отрицательно относился ко всякой нарочитой «режиссуре» и интерпретации, к надуманным нюансам. У него полностью сливались интуиция и интеллект. Такие компоненты исполнения, как динамика, артикуляция, звукоизвлечение, всегда были стилистически оправданы. Он удивительно глубоко «видел» музыку. Иногда казалось, что ему тесно в рамках одного произведения. Его художественный интеллект тяготел к широким стилистическим обобщениям».

 

Эдвин Фишер

 

Девизом музыканта были слова, высказанные им в одной из статей: «В исполнении должна пульсировать жизнь; крещендо и форте, которые не пережиты, выглядят как искусственные». Первым он записал весь «Хорошо темперированный клавир». Как писал его ученик, А. Брендель: «Его игра одновременно абсолютно правильна и в то же время дерзка. Ей присущи особая свежесть и интенсивность, общительность, которая позволяет ей доходить до слушателя более непосредственно, чем у любого другого из известных мне исполнителей. Между ним и вами нет никакого занавеса, никакой преграды. Он издает восхитительно мягкий звук, добивается очистительных пианиссимо и свирепых фортиссимо, которые, однако, не бывают грубыми и резкими».

 

Подготовила Анна Сапельникова

22 февраля среди пианистов Гнесинской школы прошёл конкурс этюдов. 

Поздравляем победителей и их педагогов!

 

1 класс:

• Антал Адриан

• Шваб Владимир

• Шер Роман

• Яновская Екатерина

 

3 класс:

• Ерёмина Вера

 

6 класс:

• Ивченко Анастасия

 

2 класс:

• Чепкин Иван

 

5 класс: 

• Давнис Ксения

• Совпель София

 

7 класс: 

• Арсеев Василий

• Давидюк Александр

• Новогородский Константин

 

8 класс:

• Давнис Ольга

 

9 класс:

• Блохина Елизавета

• Грабова Екатерина

 

 

I курс:

• Юдин Дмитрий

 

II курс:

• Шейко Андрей

 

III курс:

• Габай Алана

• Ловчикова Ульяна

• Спирина Анна

 

 

С французского «etude» значит «изучение». Начинающие пианисты с первых месяцев занятий играют этюды – сначала совсем легкие: Гедике, Беренса, Шитте. Позже, переходят к этюдам сложнее: Клементи, Крамера, Черни, Мошковского. Затем, с опытом, к «художественным» этюдам Листа, Скрябина, Дебюсси и др.

Для всех музыкальных инструментов существуют этюды. Для скрипки это этюды Донта, Паганини, Роде; для альта – Кампаньоли, Бруни, Палашко; для духовых инструментов – этюды Вурма, Блажевича, Докшицера, Пушечникова, Оленчика; для ударных – Живковича, Гольденберга, Осадчука, Жирони.

Этюд развивает технику музыканта. Каждый из них рассчитан на освоение какого-то технического приема, например, игры октавами, техники трелей, двойных терций и других. Существуют этюды, в которых разные виды техники соседствуют друг с другом.

Изучением технических приемов своего искусства занимаются не только музыканты, но и танцоры, актёры, художники (у последних есть соответствующее выражение – «поехать на этюды», то есть выехать за город, чтобы на каком-то пейзаже отрабатывать те или иные приемы живописи).

Впрочем, этюды оказываются не только упражнениями, но и подлинными произведениями искусства. Многие живописные этюды выставлены в музеях и вызывают восхищение посетителей.

Так же и в музыке. Как пример, вспомним этюды Шопена, Рахманинова, Паганини и пр. Музыканты часто играют их в концертах, и никому не приходит в голову, что это «упражнения». А между тем в основе каждого из этих этюдов лежит какой-то технический прием.

«Лучший ученик МССМШ им. Гнесиных-2016»

 

15 февраля – праздник для всех учебных заведений имени Гнесиных! Именно в этот день, 122 года назад, первая ученица переступила порог музыкального училища, организованного Еленой Фабиановной Гнесиной. Тогда это было небольшое учебное заведение, которое теперь превратилось в целую систему музыкального образования.

По традиции, в 15 февраля в РАМ им. Гнесиных прошла церемония награждения лучших учеников и студентов 2016 года.

Мы поздравляем ученика нашей школы, Александра Малофеева, с этим почетным званием и желаем ему новых творческих успехов!

«Афоризмы от Баха»

  1. Играть на клавишных просто: нужно только знать, когда какие клавиши нажимать. 
  2. Один вельможа заказал Баху написать такое произведение, чтобы вельможа, прослушав его, смог заснуть крепким здоровым сном. Композитор выполнил просьбу, и в результате появились знаменитые Гольдберг-вариации, хронометраж которых составляет более часа.
  3. В XVII веке в Германии ходила шутка «Каждый Бах — музыкант, каждый музыкант — Бах». 

 

Педагоги шутят

  • На уроке по специальности ученик исполняет фугу Баха. Начинается разработка. 
Педагог (невозмутимо): «Мы её теряем». 
Ученик (испуганно): «Кого?»
Педагог: «Тональность».
  •  На уроке музыкальной литературы: 
Педагог: «Как только они увидели князя Игоря, то поняли, что дело пахнет керосином».
Голос студента: «А керосина тогда не было...»
  •  О форме темы на уроке гармонии: 

«Например, побочная тема может заканчиваться не каденцией, а секвенцией. Тема, у которой вместо ног – рыбий хвост».

  •  О фуге Баха: 

«Почему он сделал здесь стретто? Правильно, потому что не хотел видеть эту тему».

  •  На уроке ученик играет непонятное место совсем непонятно. Педагог, вздыхая: «Что же делать... Может сыграть вот так, чтобы немного облегчить жизнь несчастному слушателю?»
  •  На фестивале «Январские вечера»:

Контрабасист стоит с инструментом. Мимо проходит отец с сыном и говорит: «Аккуратнее, не задень дядю с большой гитарой».

  •  «Беспробудная тоника»
  •  «Загнали ребёнка к черненькой клавише»
  •  Учитель музыки:
- Скажите, почему ваш сын все время сонный?
Мама:
- А это в нем таланты дремлют!
Вы здесь: Главная О ШКОЛЕ ГАЗЕТА ГНЕСИНСКАЯ ПАУЗА Выпуск №3 (февраль 2017)